Социологическая лирика

Стихи В.Н. Иванова

 

Передо мною — несколько книжек стихов: «О любви», «Эпиграммы», «Зарисовки» и ... «Социологическая лирика». Последнее название немного удивляет, как можно совместить эти, казалось бы, несовместимые понятия?! Автор стихов — Вилен Николаевич Иванов — прекрасный ученый и организатор науки, открытый и доброжелательный человек. В своих стихах о любви, о женщинах, о жизни, о друзьях он говорит с такой пронзительной искренностью, что как-то невольно делаешься его соавтором, ибо многие его настроения созвучны твоей душе.

Но вот «Социологическая лирика». Это совсем новый жанр, изобретенный самим автором стихов. Воспринимать его можно по-разному.

Автор, серьезный социолог, считает, что кое-что из «социологического материала» может быть отражено языком поэзии.

Мне кажется, что этот язык позволяет сказать больше, чем социологическая проза. Он раскрепощает автора и позволяет ему сказать больше и более искренно о том, что волнует всех нас в нашей непростой действительности, выразить то отношение, которое заслуживают люди и их деяния, от которых зависит наша жизнь и судьба нашей страны.

Его оценки не всегда можно разделить, но ведь и в научной прозе происходит то же самое.

Больших успехов Вам, Вилен Николаевич.

Академик РАН, антрополог Т. Алексеева.

 

 

 

Зачем ученому эмоции?

 

Один из американских учебников по изучению русского языка и нашей культуры, весьма популярный в последней четверти двадцатого столетия, начинается с категорического утверждения: «Человек состоит из души, тела и паспорта». Вроде бы шутка, однако вопрос поставлен действительно интересный, и актуальность его возрастает - причем, не только для нашей страны, но, и для США, о чем красноречиво свидетельствуют дела американцев как в Ираке, так и в собственной стране, например, в Новом Орлеане.

Так каковы же главные компоненты личности? Современное обществоведение выделяет три главных компонента — знания, эмоции и волю. За формирование каждого отвечают «свои» социальные институты: за знания - наука, за эмоции - литература и искусство, за волю — идеология. Но все они вместе формируют общий продукт - картину мира. Именно картина мира является основой не только духовности, но и вообще любой деятельности мира. Когда в обществе массово и коренным образом изменяется картина мира живущих в нем людей, тогда происходит коренная смена типа цивилизации, о чем так технологично и, одновременно, захватывающе написал великий Питирим Сорокин в своей знаменитой «Социальной и культурной динамике».

Автор настоящей книги почти всю свою сознательную жизнь связан с наукой социологией, стремящейся точно, строго и беспристрастно анализировать закономерности поведения людей и социальных групп. Главную установку в деятельности обществоведа образно сформулировал еще в 17 веке Бенедикт Спиноза - «не плакать, не смеяться, но понимать». Однако парадокс - не только друг гения, но и непременный атрибут любого живого и значимого явления. Парадокс науки заключается в том, что она одновременно выступает в двух ипостасях: и как система объективных истин, и как вид совместной деятельности людей, мотивированных человеческими интересами. И, поскольку предмет обществоведения составляют процессы и явления общественные, то исследователю избежать здесь ангажированности гораздо сложнее в сравнении с естествознанием. Как заметил еще один великий человек, «если бы истины математики затрагивали интересы людей, они оспаривались бы горячо».

Суть коренного различия между политикой как профессией и социологией как профессией сформулировал Макс Вебер. Политик рассматривает все социальные процессы, исходя из интересов и целей, у него в кармане еще при приближении к проблеме уже имеется желанный результат, обществовед же имеет своей целью лишь поиск истины, какой бы неожиданной и даже неудобной она ни была.

Еще одной особенностью научного освоения мира является то, что суть его метода - обобщение на основе упрощения: отбрасываются излишние детали, нюансы, принимается во внимание лишь главное, повторяющееся. Однако зачастую именно детали и представляют самый живой интерес.

Вот почему крупные, состоявшиеся социологи порой, казалось бы, неожиданно, выходят за рамки собственных профессиональных средств и обращаются к смежной области литературы и искусства. Так ведущий отечественный социолог семьи Анатолий Антонов печатает сборники прекрасной лирики, член-корреспондент РАН Анатолий Дмитриев известен и как сатирик, демограф Леонид Рыбаковский выпустил уже не одну книжку анекдотов и тостов «с перчиком». В новом тысячелетии новой, неожиданной для многих гранью расцвело и дарование крупного ученого, одного из организаторов советской, а затем новой российской социологии - Вилена Иванова. Он стал известен не только в науке, но и широкому кругу читателей еще и как автор коротких стихов, иногда очень резких, иногда лиричных, но всегда очень остроумных. Представляется, что произошло это в силу специфики накопленных им богатейших социальных знаний и необоримой потребности поделиться с обществом этими знаниями.

Знания об обществе профессионалы обычно излагают в виде таблиц, процентов и графиков, чем блестяще владеет и занимается уже почти полвека автор данной книги. Однако не менее точные и глубокие знания передают порой и литераторы в емких и ярких образах. Вспомним Григория Мелихова, Василия Теркина, Глеба Жеглова, других замечательных персонажей отечественной литературы и искусства.

Попытки коллег-социологов обратиться к художественной форме изложения своего социального опыта связаны с разным способом использования языка наукой и художественной литературой.

Задачи науки - четкость и строгость. Поэтому все термины, используемые обществоведением, должны быть четко оговорены и однозначны в трактовке, задача же художественного языка прямо противоположна - каждое слово имеет множество значений, коннотаций, и художественный эффект восприятия состоит именно в том, что разные значения одного и того же слова создают уникальные конфигурации и совершенно неожиданные образы. Многообразие и полисемантичность художественного языка — одно из главных достоинств искусства. Однако здесь же таится и главная опасность. Ведь и в художественной литературе, и в научном анализе используются те же слова, что и в обыденной речи. Вот почему научные термины могут часто восприниматься неадекватно, а художественный язык в силу специфики восприятия разных социальных групп также может восприниматься очень по-разному. По этому поводу существует множество анекдотов, вспомним хотя бы классический анекдот о предстоящем интервью колхозной доярке.

Вилену Иванову оказалось по плечу совладать как с четкой однозначностью научной терминологии, так и с эмоциональной полифонией литературного слова. При этом у него есть еще одно очень важное достоинство, крайне редко встречающееся у людей, в том числе и у литераторов. Автор всегда сохраняет иронию по отношению не только к окружающему миру, но прежде всего к самому себе. И именно это обстоятельство делает его понятным и даже родным. К его слову невольно относишься с большим доверием. Вообще это крайне редкий, но очень эффективный прием - любую критику начинать прежде всего с критики себя.

Вместе с тем, самоирония у Вилена Иванова отнюдь не означает бесхребетной расплывчатости, отсутствия собственных позиций и ориентиров. И в этом еще одна сильная сторона его поэзии. Будучи членом-корреспондентом РАН, занимая высокие посты в науке, он по праву принадлежит к интеллектуальной элите страны и, казалось бы, мог сформировать систему ценностей, присущую элитарной личности. Однако стихи его раскрывают созвучность его ценностей и оценок с большинством россиян. Под его словами, обращаясь к социологическим образам, без колебаний подписалось бы не меньше 80% процентов россиян, переживающих все беды и радости нашего современного существования.

Парадокс между объективностью и личным отношением в обществоведении, к сожалению, неизбежен, и Иванов, пожалуй, нашел лучший способ его разрешения. В его научных трудах строгость и беспристрастие, в его поэзии четкая, ярко выраженная гражданская позиция. Конечно, можно спорить о тех или иных лирических сентенциях автора, однако, глубоко прав был поэт, сказавший, что «любовь она и есть, только то, что кажется».

В этом отношении можно сказать, что хотя разум и является главным инструментом познания, точная эмоция для любого ученого крайне необходима — она и подсказчик интуиции, она и самый мощный стимул в творчестве, она, зачастую и самый дорогой подарок творцу.

Социологическая поэзия Вилена Иванова не только интересна своими оценками и неожиданными поворотами мысли, она свидетельствует о народности и гуманизме отечественной социологии и позволяет верить и надеяться, что с такими социологами и поэтами у России еще далеко не все потеряно.

Владимир Култыгин, Первый федеральный вице-президент Российского общества социологов, доктор философских наук, профессор.

Фотогалерея

Контакты

Тел: +7 (499) 530-28-84 пн–пт 09:00–17:00

Адрес: ул. Фотиевой, 6, корп.1

E-mail: vilen.ivanov@yandex.ru

 

JoomShaper