Социологическая лирика

Настало время

У меня в душе ни одного седого волоса

Владимир Маяковский

   

Порою кажется, что, став седыми,

Мы остаемся молодыми

И нам еще вполне под стать

Проделки юных совершать,

Веселью шумно придаваться,

И опрометчиво влюбляться,

И с юными соревноваться

Нам тоже хочется порой,

Но все-таки, приятель мой,

Нельзя с годами не считаться

И если не умерить страсть,

И не сказать себе «довольно»,

То можно на бегу упасть

И подниматься будет больно.

Все это нужно осознать –

Другого варианта нету

И не колеблясь, эстафету

Тем, кто моложе передать.

И скромно отойдя в сторонку,

Им пожелать успехов в гонке.

 

 

Оптимист

 

Сосед на пенсии и тих, и осторожен,

И стороной давно обходит дам,

Но доказать вчера пытался нам,

Что секс и в старости возможен.

 

 

Поэту, которому 50

 

Писать стихи не очень сложно,

Когда тебе за пятьдесят,

Когда быть «взвешенным» возможно

И есть еще в тебе заряд,

И ты силен и энергичен,

И объективен и критичен,

И многие решил вопросы,

И застрахован от «заносов»,

И пусть ты сед, и пусть ты дед,

Но как порою говорится,

Есть кое-что в пороховницах,

Но заблуждений прежних нет.

И есть желанье рассказать

О том, что раньше душу грело,

Что долго прятал ты умело,

А нынче прятать смысла нет,

И твой порыв на склоне лет

Наверняка оценят многие

И ты по меркам самым строгим

На все сумеешь дать ответ,

Ни весело, и ни печально

Поведаешь исповедально

Как в молодые годы жил,

На что наделся, чему служил,

Служил на совесть, не на страх

И это все в своих стихах

Ты откровенно отразишь

И юным дамам посветишь,

На опыт прежний не взирая,

И на взаимность уповая.

И если ты действительно поэт,

То пятьдесят – совсем не много лет.

 

 

Вчера и сегодня

Былое душу тяготит.

Новелла Матвеева

 

Скорее, даже не былое,

А то, что видим мы с тобою,

И что нам издавна претит,

И что нас больше тяготит,

Чем отошедшее былое.

 

 

Наша революция

(обращение ветерана)

Да здравствует революция,

Радостная и скорая!

Владимир Маяковский.

 

Я коллегам своим нынче должен сказать,

Сокровенною мыслью своей поделиться:

Революцию надо не проклинать,

Революцией нашей нам надо гордиться!

   Она жизнь человечью сумела поднять

   На ещё не бывалые в мире высоты

   Для борьбы, для любви, для великой работы,

   Для того чтобы правду во всем утверждать,

Чтоб мечты о свободе могли воплотиться,

Потому революцией надо гордиться

И во славу её нужно гимны слагать!

 

 

Былое

 

Былое кажется порой добрей

И сердцу ближе и дороже,

А настоящее печалит и тревожит

И делает несчастными людей.

Былое видится добрей

И забывать его негоже.

 

 

Монолог ветерана

 

«Слава Богу – не покойники,

И живем вполне спокойненько,

Вспоминаем о былом,

Хлеб едим и водку пьем,

Редко ходим на собрания,

Нам милей своя компания,

Что сегодня за столом.

А свои воспоминания

Мы для внуков бережем.

И для них еще живем.

Лечим понемногу раны,

Всем понятно - ветераны,

Нас жалеют: что с них взять?

Только нынче умирать

Мы зарока не давали,

Не за то мы воевали,

Чтоб пред смертью спасовать,

За Россию постоять

Будет надобно - сумеем,

Понимаем, что стареем,

Но в редеющем строю

Нас пока еще не мало,

Значит, время не настало

Нам со сцены уходить.

И с родней прощаться рано.

Мы на то и ветераны

Чтоб достойно жизнь прожить!»

 

 

Взгляд пессимиста

 

Кажется – ничто не интересно,

Кажется, что жизнь сплошной повтор.

И на чем не остановишь взор –

Все уже давно тебе известно.

Жизнь порой напоминает круг,

По которому все движется ко сроку.

До тех пор, пока мы на Голгофу

Не поднимемся с тобой, мой друг.

Наша жизнь напоминает круг:

От рождения и до самой смерти

Крутимся мы в жесткой круговерти,

В ожиданьи всяческих чудес

И теряем к жизни интерес.

Хорошо ли это или скверно,

Но, увы, вполне закономерно.

 

 

Отсчет

(взгляд оптимиста)

Восьмой десяток. Начался отсчет.

Жизнь стала как шагреневая кожа.

И каждой новой осени приход

И долгожданней и дороже.

            И к каждому мгновенью бытия

Относишься и бережней и строже,

Но сокращается шагреневая кожа

И ничего не в силах сделать я.

Но утешенье только то дает,

Что все же продолжается отсчет,

Не стоит, правда, обольщаться,

Но хорошо б ему не прекращаться.

            Мы арифметику учили неспроста

            И точно можем посчитать до ста

            И если ничего внезапно не случиться,

На этом можно и остановиться.

А если что-то вдруг произойдет,

О чем мечтает пожилой народ,

То можно и продолжить счет

И отодвинуть старости границы!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Апология финала, или

откровения «финалиста»

 

 

Она придет…

Я думаю больше всего о смерти

и все с большим удовольствием…

Л.Н. Толстой

 

Все не вечны – ясно и ежу,

В этой мысли ничего нет нового,

Ничего избыточно сурового

Я, признаться, в ней не нахожу.

Смерть – всего лишь краткое мгновение,

С ней приходит к людям избавление,

Пусть ее вообще никто не ждет,

Все равно она, увы, придет.

В этом нет ни у кого сомнения,

Точно в срок без виз и приглашения,

Так что не горюй, живи спокойно,

А придет – встречай ее достойно.

Не куражась, но и не робея,

Постарайся подружиться с нею,

Пусть она не слишком привлекательна

И к тому ж не очень молода –

Будь с ней понежней и повнимательней,

С ней ты остаешься навсегда.

Все это достаточно бесспорно,

Согласись со мной, приятель мой,

И не зря об этом так упорно

Размышлял великий Лев Толстой.

 

 

Жизнь и смерть

Конец вы знаете: все умерают.

Фредерик Бегбердер.

 

Жизнь и смерть. Жизнь и смерть. Жизнь и смерть.

От чего и когда предстоит умереть?

Что назначено мне, как и прочим, судьбою?

Эта мысль возникает порою,

Эта мысль не дает мне покоя,

Заставляя о прожитых годах жалеть,

И о будущем думать с тоскою.

Жизнь и смерть. Жизнь и смерть. Жизнь и смерть.

 

 

Наша задача

 

Паниковать, мой друг, не надо,

На все спокойно нужно посмотреть,

Вполне возможно, где-то рядом

За спинами у нас гуляет смерть.

Конечно, нам с тобою не до смеха

И хочется быстрей ее спугнуть,

Чтобы она без всякого успеха

Сама ушла куда-нибудь.

Такое есть желанье у поэта,

Давай подумаем, как можно сделать это.

 

 

Смерть философа

Л.Н.М.

 

Чаша наполнялась, наполнялась,

И внезапно в миг перелилась.

Жизнь его, конечно, состоялась,

Но настало время – прервалась.

Мы его сегодня провожаем,

Как заведено, в последний раз

Мы ему на верность присягаем,

Мы его, безгрешного, прощаем,

Может быть, и он прощает нас.

январь 2005

 

 

Позднее раскаяние

памяти А.Т. Хлопьева

 

Его сегодня нету с нами,

А праздник без него не мыслим,

Кляну себя за легкомыслие,

За рядовое невнимание.

На что-то свыше уповая,

В своем привычном бессердечии

Мы часто напрочь забываем,

Что все мы смертны, все не вечные

И ощутив вдруг одиночество,

Поняв, что друга нет с тобою,

И смысла спорить нет с судьбою,

Но верить в смерть его не хочется

И за свои поступки грешные,

За все, что не умел ценить.

Я у него от нас ушедшего

Хочу прощенья попросить.

 

 

Скоротечность

В.К.

 

Ничто не ново и не вечно,

Ни под звездой, ни под луной,

Жизнь наша слишком скоротечна,

Мы это чувствуем с тобой.

Мой друг старинный и сердечный,

Соратник мой.

 

 

Прощание с другом

 

Я ощущаю в грустные мгновенья,

Что этот человек готов покинуть нас.

На нем печать тоски и утомленья,

Он внутренне уже угас.

Я чувствую, что он в конце пути

И мысленно шепчу ему: «Прости».

Он это тоже сердцем ощущает

И уходя, всех нас прощает

 

 

Снаряды судьбы

 

Безудержно, слепо стреляет судьба из орудий

И падают первыми те, кто нужней:

Отчаянно-смелые, честные, умные люди,

Без них будет дальше идти тяжелей,

Судьба продолжает стрелять из орудий…

 

 

На смерть Саши Разоренова

друга моего сына, студента и спортсмена,       

погибшего в автокатастрофе

 

Так иногда (всем ведомо) бывает,

Бог самых лучших призывает.

Я нынче эту истину постиг:

Он оказался среди них.

Мысль эта мало утишает,

И боль моя не утихает.

Не знаю, добр или жесток

С безгрешными бывает Бог.

2005

 

 

Памяти Саши Разоренова

 

Нас словно горная лавина

Накрыла жуткая беда.

Я знаю, что пройдут года

И станет затихать кручина,

Но я любил его как сына,

И в памяти моей он будет жить всегда.

январь 2005

 

 

Познание

В.Г. Бояринову

 

Глубокий, вечный смысл событий

Как одержимый я искал,

От поисков и от открытий

Я вдруг устал.

            Что нам дает порой познанье

            Как взгляд, что устремляешь в даль?

            Грехопаденье узнаванья

            И с ним печаль.

За жизнью полной унижений

Я по инерции слежу

И смысла нового в стремленьи

Достичь вершин – не нахожу.

            И успокоиться пытаясь,

            В неодолимой суете,

Я понемногу погружаюсь

В небытие.  

 

 

Череда

 

Всему приходит свой конец,

Всем эта истина знакома,

Вчера – шагал ты под венец,

Проходит время – ты отец,

Являешь миру образец

Хозяина судьбы и дома.

Ты – дед, у роковой черты

Передаешь потомку эстафету

И никаких тебе поблажек нету:

Пришел черед и исчезаешь ты,

И Бог тебя завет к ответу,

И на могиле у тебя цветы.

 

 

Смертельная тоска

Но есть паденье, и усталость,

И торжество предсмертных мук.

Александр Блок

 

Как точно сказано: смертельная тоска,

Тоска, которая захватывает властно,

И думаешь, что прожил жизнь напрасно,

Что смерть пришла, хотя ты жив пока,

Но держит за душу тебя тоска,

Напоминая ежечасно,

Что жизнь твоя кипучая прошла

И ты на все взираешь безучастно,

И все вокруг – вселенская тоска.

И ей одной все сущее подвластно.

Тоска и смерть. И ты живой… пока.

 

 

Колокол вечности

 

Я сомневался в услышанном, видно, напрасно.

Что-то печальное словно на сердце легло.

Колокол вечности слышится людям не часто,

Но если слышится, стало быть, время пришло.

 

 

Признание

 

Признаюсь, что осознал намедни,

Лишь намедни грустно осознал,

Жизнь подходит к рубежу последнему,

За которым – горестный финал.

За которым – длинная дорога

Завершает свой беспечный бег.

И приходит обреченно к Богу

Бога позабывший человек

И теперь за все свои деяния,

За сомненья или дерзкий спор

Всепрощенье или наказанье -

Предстоит услышать приговор.

 

 

Тайна

Александру Рыжову, автору книги

«Литературные пророки»

 

На все вокруг взглянув внимательно,

Я так скажу, мои друзья,

Смерть не бывает обязательной

И предсказать ее нельзя.

Но если смерти приближение

Я как-то ощутить смогу,

Не выдам своего волнения

И тайну эту сберегу.

Когда же время расставания,

Внезапное для вас, придет,

За сокровенное молчание

Никто меня не упрекнет.

 

 

***

 

Приходит время подвести черту,

Сказать, что жизнь свою ты прожил

И прекращаешь эту маяту,

Все сделанное грустно подытожив.

Пусть это никого не потревожит,

Но надобно сказать и подвести черту.

 

 

Предчувствие

 

Мне огорчать не хочется своих,

Своих родных, знакомых, близких,

Адресовать им свой последний стих

И просьбу вычеркнуть из списка

Мой ставший безголосым телефон,

Хотя, наверно, есть резон

Им обо всем сказать заранее,

Но так не хочется внимание

К своей персоне привлекать

И заставлять их суетиться,

Что неизбежно – то случится.

Об этом зная наперед,

Я говорю: пусть все произойдет

Как можно незаметнее и тише

И если Бог меня услышит,

Он сделает неслышным мой уход.

 

 

Завещание

 

Вдруг я не выдержу ниспосланный мне тест

И разорву с постылой жизнью нити,

На сельском кладбище меня похороните

И надо мной простой поставьте крест,

Коль разорву с постылой жизнью нити,

Не выдержав ниспосланный мне тест.

 

 

Последний час

Ты все равно придешь, зачем же не теперь?

Анна Ахматова

 

Я пока не упрятан на сельском погосте,

Видно, мне еще раз повезло,

Я в стихах написал, но почувствовал после,

Что печальное время мое подошло.

И коварно-жестокая гостья в передней,

Что меня так давно и уверенно ждет,

Вдруг заявит, что час наступает последний,

И меня от друзей навсегда уведет.

 

 

Избавление

Смерть – величайший математик,

ибо безошибочно решает все задачи.

В. О. Ключевский.

 

Вспоминать о смерти неприлично,

И писать о смерти ни к чему,

Каждый с детства уяснил отлично,

Что в свой час она придет к нему.

Мне об этом, как и всем, известно,

Как и всем дано об этом знать,

Но считаю я вполне уместным

Кое-что о смерти написать.

Чтоб преодолеть предубежденье,

Чтобы страх предсмертный победить,
Нужно в смерти видеть избавление,

Но приход ее не торопить.

Посмотрев на все вокруг спокойно,

Осознав, что дальше нет пути,

Встретить смерть без суеты, достойно,

И в обнимку с ней от всех уйти.

 

 

Прощание

 

Я ушел от отчего порога,

Всю страну свою исколесил,

Но, признаюсь, никогда у Бога

Легкой жизни я не попросил.

Нынче время грустного итога,

(Я не знаю как его назвать)

Снисхожденья не прошу у Бога,

Все, что заслужил – готов принять.

В этом нету никакой гордыни,

Против Бога я не погрешу,

Со своей судьбой смирившись ныне,

У Него прощенья попрошу.

 

 

Финал

Все любя, спокойно умереть!

Сергей Есенин

 

Жизнь прожита. Я подвожу итог,

В оценках прошлого я и сейчас не волен.

Я сделал в этой жизни все, что мог,

И сделанным, пожалуй, не доволен.

            В ошибках прошлого есть и моя вина,

            Был опрометчив, часто бесшабашен,

            Мир разделял на «наших» и «ненаших»,

И чашу горькую испил почти до дна.

Я попросил прощенья у друзей,

И чувствую, друзья меня прощают,

Они меня как прежде понимают,

И память сохранят в душе своей.

            Я оправдания себе не нахожу,

            И не хочу трусливых проволочек,

            Я все сказал, и твердо ставлю точку.

            И жизнь любя, спокойно ухожу.

Фотогалерея

Контакты

Тел: +7 (499) 530-28-84 пн–пт 09:00–17:00

Адрес: ул. Фотиевой, 6, корп.1

E-mail: vilen.ivanov@yandex.ru

 

JoomShaper