Социологическая лирика

О Владимире Сорокине

(К выходу нового творения)

 

Мы оценили многое до срока,

Нынче ощутили всё вдвойне:

«Фекальные творения» Сорокина

Распространили запах по стране.

март 2003

 

 

Владимир Сорокин (отец), Михаил Швыдкой (опекун)

«Детей Розенталя»

 

Пусть негодует вся страна,

Их возмущенья не затронут,

Им критика нисколько не страшна –

Они в воде (и в остальном) не тонут.

 

 

Олег Табаков

 

Нет ни сомнений, ни вопросов,

У всех уверенность крепка,

Что гениальный Кот Матроскин

Его прославил на века.

 

 

М. Таничу

 

Романсы ваши все печальные,

В них что-то есть исповедальное,

Мотивы все почти старинные,

Звучат как песни лебединые,

Какой-то я недавно услыхал

И потянуло на лесоповал -

Так лесорубов жалко стало,
Но хорошо - соседка удержала.

 

 

Елена Трегубова,

автор книги «Байки кремлевского диггера»

 

Написано легко и смело,

Коснулась многих «скользких» тем,

С кокетством женским, но умело,

Не ясно одного – зачем?

 

 

Об Э. Тополе,

авторе книги « Россия в постели»

 

Утверждаю просто как читатель,

Вывод мой ещё не приговор:

Тополь - сексуальный фантазер

И весьма посредственный писатель.

 

Юбилей А. Ширвиндта

«Я со своего юбилея сбегу.»

Александр Ширвиндт

«Чтобы не устраивать торжественных

приемов с адресами и заздравными

панегириками, он уехал из Москвы на

Валдай»

Павел Подкладов. Дядя Шура

Российская газета. 19 июля, 2004, с.1.

 

Как могло случиться так,

Все плечами пожимают,

Что «печальный весельчак»

Юбилей свой отмечает,

Но друзей не приглашает.

Вопреки столичной моде

Скрылся где-то на природе

И найти его нельзя,

И растеряны друзья,

Но под общий шум и гам

Заявил намедни кто-то,

Что в соответствии с расчетом

Он возникнет завтра сам

И тогда ему придется

Тем, кому сейчас неймется,

По стаканчику налить,

За свое здоровье пить.

И друзей благодарить

За любовь, и за вниманье,

За большое пониманье

Всех его высоких дел

И за все, что он успел

И в «Сатире», и в «Ленкоме»,

И в родном Актерском Доме

С ними вместе сотворить,

Ну, а если Бог поможет,

Сотворит еще, быть может.

Но пока он весь в бегах

На серьезном расстоянии,

Все в огромном ожидании

На свой риск и на свой страх

Выпивают просто так.

 

 

А.А. Ширвиндт

«Без дефицита и запрета нет страсти

к существованию и творчеству».

А.А. Ширвиндт. Интервью «Независимой газете» 3.12.04

 

Не делая из вывода секрета,

Он говорит как на собрании:

«Без дефицита и запрета

Нет стимула к существованью».

И добавляет беспощадно –

«В искусстве нашем – и подавно».

 

 

Елене Яковлевой,

сыгравшей роль майора Каменской

 

Почему так нравится она —

Ваша милицейская Каменская?

Потому что трепетно-нежна,

И принципиальна, и умна,

И в её обличье много женского,

И такою всем она нужна —

И не только тем, кто оступился,

Но и тем, кто вдруг в неё влюбился

И готов всю жизнь её любить.

Может, ей профессию сменить?

Каждый с ней работать был бы рад.

Может, ей возглавить детский сад?

 

 

Так заведено

 

Они всегда себя считают первыми

И это иногда смешно.

В их творческой среде, наверное,

Так издавна заведено,

Что и в театре, и в кино

Все гениальные, талантливые, первые.

И в этом нету ничего манерного,

Заносчиво-высокомерного,

А просто им иного не дано:

Артисты все хотят быть первыми,

Пусть только в собственных театре и кино.

 

 

Фаворит

 

К нему пришла внезапно слава,

Он интервью даёт налево и направо,

Всех очень любит поучать,

И знаменитым подражать,

И наших звезд изображать.

А как миллионером стать,

Он знает лучше, чем Мамут.

Вокруг поклонницы снуют

И нет ни у кого сомненья,

Что с примой в добрых отношеньях,

Трудолюбив не из-под палки,

У публики всё время на виду.

Вы спросите, о ком я речь веду?

И сами скажете: конечно, это Галкин.

 

 

Юмор – 2006

 

Максиму Галкину

На щедрость близких уповая,

Ни в чем не ведая оков,

Слетелась юмористов стая

На «галкин зов».

 

 

Эстрада – 2006

 

Эстрада нынче – перезвон

Практически одних и тех же

Давно изрядно надоевших

И всем наскучивших имен,

Их восхваления без меры

За песни явно под «фанеру»,

За юмор тот, что не смешон

И изначально примитивен

И потому порой противен

Тому, кто в этом искушен,

За обреченное заранее

Однообразное кривляние

Пронафталиненных персон.

Кому-то все же это надо,

Чтобы как грезы наяву

Всегда держалась на плаву

Всеядно – пошлая эстрада.

Хотелось бы понять кому?

 

 

Начинающий писатель

 

Строчит с утра и до глубокой ночи,

Не знаю, умное или не очень,

Не знаю, о любви или работе,

Не знаю, о кино или охоте,

Или, как в старом анекдоте,

Он пишет о любимой тёте

Или о танках на параде,

А может, о соседке Наде:

Она — источник вдохновенья,

В чем нету у меня сомненья.

Его окликнешь — не услышит,

Всё потому, что с упоеньем пишет

И прочитать упорно не даёт,

Как будто тайну чью-то бережёт.

Не стоит на него сердиться:

Все еще может измениться.

Придёт пора — покажет сам

И будет благодарен нам,

Что согласились прочитать.

Ну, а пока ему мешать

Не будем — дядя слишком скрытный,

А мы не очень любопытны.

 

 

Рукою мастера

 

Мастер водевильчик славный

Написал в один присест.

Получилось всё забавно:

Сплошь одна любовь и секс.

 

 

Постмодернисты

 

Они пытаются народу доказать

На языке «продвинутых» поэтов,

Что только их всем следует читать

И что других достойных в мире нету.

 

Возражение режиссеру

А.К.

 

Понятны мне твои заботы

И огорчения твои,

Но жизнь не «поле для охоты»,

Жизнь - это поле для работы,

Жизнь - это поле для любви.

 

 

Телефильм «Романовы. Венценосная семья»

(мини- рецензия)

 

На правду в чем-то фильм похож:

Безвольный царь, надменная царица.

А дальше – благостная ложь,

Захочется понять и не поймешь

Как это все могло случиться?

Народ боготворит царя,

Но ненавидит только лишь столица,

Мелькают чьи-то злые лица

И обвиняют венценосца зря.

А он такой заботливый и нежный

Стрелять на площади мятежной

У Зимнего приказа не давал,

А только о приказе знал

И просто с духом не собрался,

И в это дело не вмешался,

Но всю вину готов признать

Властитель гибнувшей державы,

Но выраженье «Николай кровавый»

Не хочет верным признавать.

Распутин мертв. Бушует Дума,

Средь политического шума

Нельзя понять кто виноват

В провалах, бунтах, пораженьях,

Что думает простой солдат

В окопе перед наступленьем,

Какие мучают сомненья

Уставших от войны фронтовиков,

Не ясны замыслы большевиков,

Туманны генералов откровенья,

Царя решившие предать,

Толкнув его на отреченье,

Все надо было показать

И показать весомо и умело,

И убедительно, и смело,

Не приукрасить, не солгать,

Не искажая правду- мать,

Раз взялся режиссер за это дело.

Но сделать это не пришлось,

Не удалось, не получилось,

Быть объективным не случилось,

Точней сказать – не привелось,

Но я надежды не теряю,

Что наше мненье он учтет,

Что нашу критику поймет

И я удач ему желаю.

 

 

Актуальное

 

Вопросы церкви и культуры,

Истории, литературы

Напоминаю, господа,

Для нас важны были всегда.

А ныне, словно на войне,

Важны как минимум вдвойне.

И нам, чтоб с носом не остаться,

Пора за это дело браться,

Пора решительнее стать

И правду нашу отстоять!

 

 

Музыка

 

Музыка – и страстность, и смятенье,

Музыка – и нежность, и томленье,

Музыка – ее проникновенье

В наши души возвышает нас,

Музыка – мечта и вдохновенье,

К Высшей Красоте прикосновенье

В самый грустный и веселый час,

К совершенству вечное стремленье,

Божеству земному поклоненье,

И любви непонятой волненье –

Никогда ее не смолкнет глас!

 

 

Художник

 

Жизнь застает художника врасплох.

Сумбурным первое бывает впечатленье.

Затем приходит просветленье:

И за увиденным вдруг узнается Бог.

Понятными становятся явления,

На смену первым ощущеньям,

Переживаньям и волненьям

Приходит рассудительный итог

И так до новых озарений,

И с жизнью новых столкновений,

Открытий грустных и тревог.

Художнику до самой смерти

Не вырваться из этой круговерти.

 

 

Авангардист

 

«Кому вообще нужна реальность?» -

Он юным часто говорил.

В его стихах – оригинальность,

И утонченность, и скандальность,

И виртуозность, и банальность -

Он нынче тем и знаменит.

И не нужна ему реальность,

Он резво от нее бежит.

Под одобрения и свист,

Он – одаренный и бездарный

И эпатажно-популярный,

Непонятый пока авангардист.

 

 

«Защитник»

 

На конференции задорно выступая,

Румяный критик защищал народ:

«Пусть лучше он Маринину читает,

Чем водку пьет».

 

 

Попсовая свобода

 

Вроде все разрешили, а пользы чуть – чуть,

Словно в спорте снижается в творчестве планка

И вокруг поножовщина, пошлость и пьянка,

И из щелей полезла какая-то жуть,

И все это в гламурные краски одето,

И попсовой тусовкой бездарно воспето,

И предъявлено гордо простому народу

Как великое дело добытой свободы

И задумалась горько родная страна:

Для чего нам такая свобода нужна?

 

 

«Элитарный» поэт

 

На элиту не хватает злости.

До людей ей просто дела нет.

С нею в башне из слоновой кости

Спрятался от публики поэт.

И на все, взирая равнодушно,

Не пытаясь замолить грехи,

Он, властям, покорный и послушный,

Пишет вдохновенные стихи.

Если кто-то спросит ненароком,

Можно ли поэту доверять,

Станет он для молодых пророком

Будет ли за правду воевать?

Однозначным будет мой ответ:

Этот – безусловно нет!

 

 

Поэту

 

Когда выходишь ты на сцену

И что-то говоришь толпе,

Нельзя зависеть от оценок,

Которые дают тебе.

            Ты, возвышаясь над толпою,

            Ей не потворствуй и не льсти,

Умей остаться сам собою

            И свой огонь в себе нести.

Но если ты в своем порыве

Сумел быть понятым толпой,

Не забывай, что в этом мире

Ты служишь цели не земной.

 

 

Совет поэта

 

Выступая перед нами,

Он поведал от души:

Душу Богу, сердце даме

Отдавая – не спеши.

            Прозвучало все беспечно,

Что поделать – он поэт,

Но подумал я: конечно,

Это правильный совет.

И встречаясь с дамой страстной,

(Иногда и я грешу),

Над собой я нынче властен

И, ей-богу, не спешу.

            И в последнюю дорогу

Я теперь не тороплюсь,

И уж точно, душу Богу

Отдавать я не решусь.

Я не привередлив очень,

Знаю: подойдет черед,

Если только Бог захочет –

Он и сам ее возьмет.

            Я вообще с минуты этой

Жизнь свою не тороплю,

Завтра позвоню поэту

И стихи его куплю.

 

 

Метафора (совет молодым)

 

Стихи похожи на изобретательство,

Что в плен берет нас иногда,

Метафора, увы, не доказательство,

Но все-таки ей верится всегда,

С ней многое становится понятным,

Приятным или не приятным,

Занятным или не занятным,

Превратным или не превратным.

Метафора в поэзии нужна

И потому так ценится она,

Но все же есть какие-то границы,

Где должен бард остановиться,

Иначе может получиться,

Что мысль как сахар растворится

И сам поэт, а может поэтесса,

Из-за деревьев не увидит леса.

В красивых словесах исчезнет смысл совсем

И неуютно станет всем.

Мою мораль понять несложно:

Метафору используй осторожно!

 

 

Зачем нужны стихи?

 

Что люди пробуют найти в стихах,

Что заставляет взять их в руки?

Любовь, печаль, забота, страх,

Измены, горести, разлуки?

Когда берутся люди за стихи?

Когда приходит вдохновенье,

Когда плохое настроенье

Или когда в друзьях сомненье,  

Или когда дела плохи?

Зачем берутся люди за стихи?

Чтобы найти успокоенье,

Пусть на короткие мгновенья,

О всем забыть, от дум отвлечься,

Почувствовать себя беспечным,

Способным верить и любить?

Над всем над этим размышляя,

К заветной полке подхожу,

Любимый томик нахожу

И с упоением читаю,                

Но на вопрос ответ не нахожу,

Кому в наш век нужны стихи - не знаю.

 

 

Успехи прозаиков

 

Критик заявил: не только матом

Наша проза стала знаменита,

Но и тем, что пишет про бандитов,

Отдает поклоны олигархам,

Киллеров почтить не забывает,

Эта проза нынче процветает,

Молодежь в метро ее читает,

Даже те, кому за пятьдесят,

Полистать новинку норовят,

И слегка, как будто между прочим,

Побранят порою, но не очень,

В общем, нет у критиков сомненья:

Есть у нашей прозы достижения.

 

Задача

 

Писатели в большом смущеньи,

Пытаясь грамотно решить вопрос:

Как сделать, чтоб на книги спрос

Был соразмерен предложенью.

 

 

Поэты разные

Чтоб больше поэтов

Хороших и разных.

Владимир Маяковский

 

Поэты в башне из слоновой кости

Всему на свете тихо рады,

Они для нас как вежливые гости,

Но есть поэты словно сгустки злости,

Они зовут людей на баррикады,

Они ни в чем не ведают покоя,

Они для нас вожди или герои,

Конечно, есть еще поэты,

Несущие в себя и то, и это,  

Уже давно об этом сказано:

Поэты - люди очень разные.

Фотогалерея

Контакты

Тел: +7 (499) 530-28-84 пн–пт 09:00–17:00

Адрес: ул. Фотиевой, 6, корп.1

E-mail: vilen.ivanov@yandex.ru

 

JoomShaper