Социологическая лирика

На рубеже веков

Из цикла «Россия: лица и деяния»

(1992-2007)

Россия многоликая

Ты и убогая,  

Ты и обильная,

Ты и могучая,

Ты и бессильная…

Н.А. Некрасов

 

Да, и такой, моя Россия,

Ты всех краев дороже мне

Александр Блок

 

Во всем Россия многолика

И нынче, и так было встарь,

И наше целомудрие великое,

И жертвы на чужой алтарь,

И разудалость в праведной борьбе,

И безрассудство в собственной судьбе,

И незадачливость вождей,

И равнодушие людей,

И их желанье услужить,

И нежеланье честно жить,

И вместо дела – разговор,

И слава и, увы, позор.

Победа – тут же пораженье,

И историческое нетерпенье,

Потери и приобретенья.

И к непонятному влеченье,

И разрушение канонов,

И злая бедность миллионов,

И скудость новых богачей,

Ложь политический рвачей

И их уменье обмануть,

И тупиковый выбрать путь,

И вера и неверье всех

В свой воскрешающий успех,

И соблазнение наживой

И нереальной перспективой,

И подражание чужим,

И недоверие своим.

Невоплощенная мечта,

Недоброта и доброта,

Порядок – тут же разгильдяйство,

И скромность и, увы, зазнайство.

Все тесно так переплелось

И хочется, чтоб все-таки сбылось

Хоть что-нибудь из чаяний народа.

Мечтаю нынче я о том,

Чтоб справедливость и свобода,

Сошлись в Отечестве моем.

 

 

Моя страна

 

Я говорю не без укора:

Страна пугающих раздоров

И утопических затей,

И анархических идей,

И подражанья без разбора,

Но и такая всех милей

Я был и я останусь с ней.

 

 

***

 

Незаметно подкралась другая эпоха,

Незаметно другие пришли времена

И растеряно смотрит родная страна,

И не может понять: почему все так плохо?

 

 

Чья вина?

 

Вновь задумалась страна:

Чьи просчеты, чья вина,

Что настали для России,

Злые, темные, глухие,

Никакие времена?

 

 

Что делать?

 

На нашу голову свалилась «демократия».

Никто ее у нас не ожидал,

Никто из нас, увы, не представлял,

Что попадет в ее объятия.

            И ныне все простые люди

Себе крамольный задают вопрос:

Что этот строй нам нынешним принес

И что мы дальше делать будем?

Такая нынче у людей забота.

Я слышал как молился кто-то,

И говорил: «О Господи, прости,

Неужто мы не доросли,

Ни сестры наши и ни братья,

До западных канонов демократии?»

            Я, к сожалению, понять не смог,

Что на вопрос ему ответил Бог,

Пытался на него ответить сам,

А нынче адресую вам.

 

 

Реформа

 

Невозможное становится возможным,

Самое простое – самым сложным,

Самое хорошее – плохим,

Все твое – принадлежит другим,

Ты ограблен вмиг, молниеносно,

Выживать тебе совсем непросто,

В прессе для тебя о прошлом бредни,

Каждый день твой может стать последним,

Модным стало ни во что не верить,

Все вокруг себя на деньги мерить,

То, что было грешным – стало нормой,

В сумме это все и есть реформа.

 

 

Наше время

 

Не касаясь очень грустных тем,

В общем-то, достаточно известных,

Говорю, что жить непросто всем,

Но зато предельно интересно.

            Кто-то время начинил для нас

Динамитом, если не пластидом,

Пусть оно и мирное для вида,

Но взорваться может каждый час.

Что поделать - наш удел таков,

Спорить не приходится с судьбою,

Время, начиненное войною,

Требует поступков, а не слов.

 

 

Сомнение

 

Борьба Добра и Зла как дьявола и Бога

Идет повсюду и во всем.

И нарастает жуткая тревога:

Чем кончится она в Отечестве моем?

Наверное, не все во власти Бога,

Наверное, и мы неправедно живем.

И потому так велика тревога,

И неуютно так в Отечестве моем…

 

 

Невезение (на злобу дня)

 

Как встарь стране не повезло,

Поэтому я повторяю снова:

Ельцины, Чубайсы, Горбачевы

Не ушли со сцены как назло.

И скажу без толики сомненья:

Ждут нас кризисы, провалы, потрясенья.

1997

 

 

Растерянность

 

Дороги разные, развилки, перекрестки

И всякий раз вопрос: куда идти?

И правила замшелые, и жесткие,

И вехи старые на нынешнем пути,

И непонятны новые границы,

И невозможно верный путь найти

И знаешь, что нельзя остановиться,

И понимаешь, что нельзя идти.

 

 

Как выйти из кризиса?

 

России не прощали ничего:

Ни боевых побед, ни поражений.

И принижался часто русский гений

И слава, и достоинство его.

Россия нынче у черты.

Ещё такого не бывало.

Куда ушла былая слава,

Былые устремленья и мечты?

Мы нынче только выживаем,

Растеряны, разобщены,

Отсталостью своей удручены,

В борьбе всё больше отступаем,

Но что-то нужно делать для страны?

А что и как, увы, не знаем.

1998

 

 

Пророк

 

Боятся люди вещих слов пророка,

Боялись раньше, страшно и теперь,

Он открывает в будущее дверь

И приближает к нам его до срока,

И на вопрос прямой дает ответ,

Но нынче нет в Отечестве пророка,

А может быть, и будущего нет?

 

 

Кто сможет?

 

Какой-то жуткий симбиоз

Возник в итоге перестроек

Как результат обмана и попоек

И воровства, семейных «троек»,

Страну пустивших под откос.

Неужто так и дальше жить?

Кто может это все остановить?

Вернуть страну на верную дорогу,

И погасить неверье и тревогу,

И дать простор энергии кипучей

И снова сделать Русь могучей.

Кому такое дело по плечу?

Я, как и вы, об этом знать хочу!

 

 

Безвременье

 

Теперь не вызовет сомненья

Мысль, прозвучавшая в стихах,

Нас потому терзает страх,

Что погрузились в безвременье

И нам не выбраться никак,

И нету веры во спасенье,

Все потому, что безвременье

Зажало нас в своих тисках.

 

 

Кризис

 

Истина потоплена в вине,

Всюду много грязи и обмана,

Шумное веселье в ресторанах

Кажется кощунственным вдвойне.

Выстрелы звучат как на войне

И никто не ведает покоя,

И никто не знает, что такое

Разразилось в собственной стране.

Чем всё завершиться и когда?

Думайте скорее, господа!

1998

 

 

Мы сегодня

Мы рассеяны, но не расторгнуты.

Великий князь Константин Романов

 

Мы и рассеяны, мы и расторгнуты,

И очень разные у нас пути.

На нашем знамени провалы чёрные,

И мы не ведаем, куда идти.

 

 

Предупреждение

 

Мы не хорошие и не плохие,

Мы по сравненью с Западом — другие.

Уверен я (сомнений нет):

У нас иной менталитет.

У нас «особенная стать»,

Как наш поэт сказал когда-то,

И это нужно демократам

И всем прозападным ребятам

Как можно лучше понимать.

Иначе — всем не сдобровать.

 

 

Цена реформ

 

Содеянного нам не оправдать,

Мы допустили страшную измену,

Большевикам пришла на смену

«Хватающая» рыночная рать.

За право больше не молчать

Мы заплатили дорогую цену

И нынче начинаем понимать,

Что сделанное надо исправлять

И ставим новые себе задачи,

И новые приходят неудачи

Для каждого из нас и для страны.

И мы растеряны и мы разобщены,

Но все же верим: будет все иначе,

И если опыт прежний что-то значит,
Мы на вопрос «как жить» найдем ответ

И разглядим в конце туннеля свет.

 

 

Наобум

Наобум идти совсем несложно

Дружною ватагою шальной,

Повернуть куда-то невозможно,

Все одной повязаны судьбой.

            Сотворили быстренько кумира,

            Выбрали другого цвета флаг,

Как бойцы пошли за командиром

В ожиданьи радостном атак.

Все шагают весело и смело,

Только командир как будто сник –

На вопрос народа: «В чем же дело?»

Отвечает: «Мы зашли в тупик».

            Вот теперь подумать должен каждый,

            Взяться должен побыстрей за ум.

            И признаться честно и отважно:

Плохо что-то делать наобум.

январь 2000

 

 

Нужна решимость

 

И опасения, и боль

За жизнь детей звучат всё чаще:

Наркотики и алкоголь,

И в довершенье — «телеящик»

Детей пытается растлить!

Как это всё остановить,

Поставить пагубе заслоны?

Надежда есть ещё пока —

Нужна «железная рука»,

Нужны «железные законы».

 

 

Пресса

 

Всем лицемерие изрядно надоело

И будем честно говорить:

Почти вся пресса пожелтела

(а левая весьма порозовела),

И трудно что-то изменить.

 

 

Средний класс

 

Может чем- то этот взгляд наивен,

Правда, непонятно только чем,

Средний класс всегда консервативен

И пожалуй, очень нужен всем.

            Нужен «верхним» как нужна опора,

            Нужен «нижним» как нужна мечта,

            Он ни в чем ни с кем не любит спора:

Та у нас стезя или не та.

Он в труде в обычных наших буднях,

Без него сложнее людям жить,

Будет с ним прогресс или не будет –

Только время может подтвердить.

            С этим классом есть у нас надежда,

Все ему теперь должны помочь,

Поддержать активнее, чем прежде,

Если только будет он не прочь.

           

 

Перед выборами

 

Вражда, разбой, сплошной бедлам.

И мы — в тревоге ежечасной.

На партии надеемся напрасно,

И Дума тоже не поможет нам.

Что делать, чтобы не упасть,

Над пропастью застыв в оцепененье?

Нужна, бесспорно, нам иная власть

И курс другой, и новое сплоченье.

Не безграничное терпенье,

А жажда нужных перемен.

И встать уже пора с колен!

И осознать, кем были мы когда-то

И что сулят нам демократы.

ноябрь 2003

 

 

Главная надежда

 

Пусть наверху сидящие невежды

(не буду называть их имена)

Поймут: наука — главная надежда

На то, что устоит страна.

Чтобы страна не только выживала,

Но общей волею росла и процветала,

Не надобно смотреть на заграницу -

Наукой нашей можем мы гордиться.

В союзе с ней придёт успех

И благоденствие для всех.

Во имя этого нам стоит потрудиться.

 

 

О революциях

(призыв молодым)

 

От жизни пошлой и сумбурной

Дряхлеет сильная страна.

И революция, скажу вам, физкультурная

Сегодня нам особенно нужна.

Чтоб ситуацию реальную

Хоть как-нибудь оздоровить,

Мы революцию нахально-сексуальную

Должны быстрей остановить.

Мысль старую я повторяю вслух:

В здоровом теле – мощный дух!

Мы к этому должны стремиться,

Чтобы вконец не развалиться

И как держава сохраниться,

И вместе встав на верный путь,

Стране могущество вернуть,

А для начала – всем оздоровиться!

 

 

Наш парламент

Евг. Тарасов: «Вчера на очередном

заседании Серокузовой Думы

приняли первую поправку за вторую».

«ЛГ». 2002. № 39

 

Парламент наш не тот, что в Серокузах,

Он точно знает, как решить вопрос.

И действует, конечно, не вслепую,

И первую поправку за вторую

Готов принять, но за солидный «взнос».

 

Раздумья

 

Хочется понять, что происходит,

Просто что-то для себя понять.

Потому что жизнь, увы, проходит

И её бездумно отдавать

На алтарь губительный негоже,

Потому и эта мысль тревожит.

Что же происходит там и тут

И куда вожди страну ведут?

Стоит что-то изменить, быть может,

Или будет всё одно и то же?

Почему безмолвствует народ?

Или он доволен всем, по сути,

И ему милей Владимир Путин,

И вполне устраивает Дума?

В общем, нужно хорошо подумать,

Чтобы точно для себя решить:

Можно ли теперь достойно жить?

Будем ли мы этой жизни рады

Или вскоре ждут нас баррикады?

 

 

Премьер и ситуация

(Выступление в Госдуме)

 

Я выступление премьера прочитал

И впечатление такое:

Непонимание момента роковое,

Ведь за провалом следует провал,

А он на достиженья напирал,

Которых нет давно в помине

(ну, может быть, у Кудрина в Минфине),

Но больше (это не секрет)

Нигде в Отечестве их нет.

Пора бы правду нам сказать

И курс реформы поменять,

Пока в народе есть хоть капля веры,

А может, проще поменять премьера?

март 2003

 

 

Пятая колона

 

Грустить о прошлом нет резона,

И чтоб сейчас достойно жить

Нам нужно пятую колону

Решительно искоренить.

 

 

Капитализм

Вы спросите, что есть капитализм?

На ваш вопрос я отвечаю точно:

Всё это общество порочно,

И от него не жди добра,

И это нам понять пора.

 

 

Слова и дела

Мы – европейские слова

И азиатские поступки.

М. Щербина[1]

 

Последствия реформ сегодня жутки,

И кружится от жути голова.

Мы — это «европейские слова»,

Мы — это «азиатские поступки».

Так кто-то умный произнёс однажды

Лет, может, сто и более назад.

Но нынче тот же маскарад,

И всё по-прежнему, всё так же.

Нас эта участь вновь не обошла —

Ненужные слова и, что особо важно,

Совсем не нужные стране дела.

Политику меняйте, господа!

Иначе ждёт нас общая беда.

1998

 

 

Наш менталитет

 

У нас в стране всё не ко сроку:

И сев весенний, и мороз…

К тому же нет у нас пророка,

Кто б истину в народ принёс.

Но Черномырдин ненароком,

Когда премьера службу нёс,

Однажды фразу произнёс,

Запечатленную на многие года:

«Хотел как лучше, вышло как всегда».

А «как всегда» — понятно как,

И потому в стране бардак.

Не подсказал никто ему,

Что править нужно по уму.

Тут одного желанья мало:

Чтоб не пошла дурная слава,

Тут смелость, воля и талант нужны,

Чего у нынешних, всем очевидно, нету.

И скучно стало жить поэту.

декабрь 2000

 

Ностальгия?

 

Не возвратить ли старые портреты,

Недавно снятые со стен?

Большого смысла в этом, правда, нету,

Но в новых — смысла нет совсем.

 

 

Вера

 

В наших людях вера неизбывна,

Что бы ни пришлось им пережить.

В душах их всегда живут позывы

Нового вождя боготворить.

 

 

Опора

 

Эта мысль не вызывает спора,

В этом убедился весь народ:

У России главных две опоры -

Это наши армия и флот.

 

 

Новые чиновники

Вчерашние клерки пробились во власть,

Дремучие неучи стали элитой.

Андрей Дементьев.

 

Они сегодня – главные виновники,

Что так невесело живется нам,

Страну разграбившие новые чиновники,

Раздавшие «сестричкам» по серьгам.

И раздобревшая внезапно братия

Жить заставляет граждан «по понятиям».

Ты – мне, а я - тебе, и взятки гладки,

А те, кто у руля, на деньги падки:

Лицензии, проценты и «откаты»,

И все они довольны и богаты.

Растущая чиновничая рать

Нас призывает одобрять,

На митингах и на собраньях

Их авантюрные деяния,

За их людей голосовать,

Вести себя «спокойно» и «прилично»

И реагировать на все «демократично»:

Без забастовок, митингов и стачек,

И изредка у них просить подачек,

Не нарушая основной закон.

Для недовольных есть ОМОН.

Такую жизнь они нам навязали,

Но согласимся с этим мы едва ли.

 

[1]              Мнения русских о самих себе // маленькая хрестоматия для взрослых. СПб. 1905. М. 2001. С. 47

Фотогалерея

Контакты

Тел: +7 (499) 530-28-84 пн–пт 09:00–17:00

Адрес: ул. Фотиевой, 6, корп.1

E-mail: vilen.ivanov@yandex.ru

 

JoomShaper