Эпиграммы. Вилен Иванов (1993-2008г)

Вместо послесловия

Нам нужно было сойти с лестницы, а мы выскочили в окно.

Пьер Жан Беранже

Вопрос и ответ

Мне нынче интересно, как и прежде,
Ответ коллегам по работе дать:
Зашли ли мы в тупик в своих надеждах
Или на что-то можно уповать?

Поэзия и социология

Весь наш литературный мир,
Наверно, нынче знает это:
Социология – всегда ориентир
Для каждого серьёзного поэта.

Девяностые годы
Ревущие девяностые.
Джозеф Стиглиц, нобелевский лауреат.

Они и прошлые, и настоящие,
Ревущие и рвущие, разящие,
Года, нас униженьем поразившие,
Годами криминальными прослывшие,
Принесшие нам беды и напасти,
Приведшие господ чубайсов к власти,
Посеявшие рознь, и страх, и смерть,
Сумеем ли мы их преодолеть,
Сумеем ли для новых дел собраться,
Восстать из пепла и «прорваться»,
И взять достойные страны высоты –
Об этом наша главная забота.

Президентство Б.Н. Ельцина

Пора уже сказать о Ельцине
Спокойно, не впадая в раж:
Его правленье — безответственный,
Всех унижающий кураж.

 

О Б.Н. Ельцине

Для мира был непостижим,
Для россиян — капризен и невнятен,
И созданный при нём режим
Имеет слишком много пятен.

Потерянные годы

Прежней веры и радости в людях не стало,
К власти больше доверия нет,
Мы живём в ожидании новых провалов,
Среди распрей, убийств, непрерывных скандалов
Все пятнадцать потерянных лет.
И на все происшедшее смотрим устало,
И в туннеле не виден просвет.

Современный либерал

Чего-то хотелось: не то конституций, не то севрюжены
с хреном, не то кого-нибудь ободрать.
М. Е. Салтыков-Щедрин.

Пусть не сразу стало несомненным,
Пусть не сразу каждый осознал:
Конституции, а не севрюги с хреном
Жаждал наш российский либерал
И ее добиться призывал
Каждый божий день самозабвенно.
Получив ее, в большом испуге
Долго он, сердешный, пребывал,
А потом ближайших ободрал,
Быстренько состряпал капитал,
Щедро передал его супруге
И довольный жизнью замолчал.
Отсидевшись как медведь в берлоге,
Книгу написал о днях былых,
О борьбе, о власти, о свободе,
О своих заботах о народе
И опять как будто бы затих.
Нынче новых выборов черед,
Новые опять взыграли страсти,
Либерал опять пошел в народ
И чего-то требует от власти.
Предстоит нам снова встреча с ним.
Чтобы пресса там ни говорила,
Либерал у нас неистребим,
Либерал у нас – большая сила!
ноябрь 2003


Прозрение

Неужто мы им верили когда-то? –
Я задаю себе вопрос –
Всем этим спикерам, премьерам, депутатам,
Всем этим либеральным демократам,
Страну пустившим под откос?
И отвечаю грустно и уныло,
Что, к сожаленью, так и было:
Мы им внимали с упоеньем,
Они же лгали без смущенья,
Но нынче вера потускнела
И, обозлившись до предела,
Их больше слушать не желаем,
На Бога нынче уповаем
Иль очень доброго царя
И снова уповаем зря.
Ни Бог, ни царь и ни герой
Не встанут за народ горой,
Пора бы это всем понять
И на вождей не уповать,
А нужно нам, страну свою любя,
Надеяться лишь на самих себя.

Чья вина?

Вновь задумалась страна:
Чьи просчеты, чья вина,
Что настали для России,
Злые, темные, глухие,
Никакие времена?


«Ностальгия»

Не возвратить ли старые портреты,
Недавно снятые со стен?
Большого смысла в этом нету,
Но в новых – смысла нет совсем.

Реквием по демократии
Самый опасный момент для плохого режима –
когда он начинает реформироваться.
А. Токвиль

«Мы демократией сильны» —
Ещё недавно нам казалось.
Теперь признаться нам осталось,
Что ею мы утомлены,
Она нас вывела из строя,
Её мы отдаём без боя,
Без сожаленья и борьбы.
Теперь мы знаем, что такое
За ней скрывалось столько лет:
Ни цели нет, ни веры нет.
И даже нет того героя,
Который нас куда-то звал,
Потом, отчаявшись, устал
И возжелал себе покоя.
Его старанием лихим
Дорога в никуда открыта,
И мы сегодня вместе с ним
Вновь у разбитого корыта.
И уяснила, наконец, страна:
Нам демократия такая не нужна.
декабрь 2000

Наказ депутатам

Как от ненужного знакомства
Иль пьяной болтовни друзей
Устали все от пустозвонства
И изнурительных речей,
От всех неведавших сомнений
Громкоголосых словопрений.
Так хочется в сердцах сказать,
Сказать о том, что наболело:
Поменьше надо бы болтать,
Побольше надо делать дело!


Совет властолюбцам

Дорвавшийся до власти сознает
себя державной осью государства.
Максимилиан Волошин

Пора бы тем уразуметь,
Кто рвется силою к вершинам власти,
Кто под влияньем дикой страсти
Стремится всех подмять и всем владеть
(И видит только в этом счастье)
Что стать над всеми может только Смерть.
Что только ей мы все подвластны
Неотвратимо, ежечасно.
И пусть в извечной круговерти
Мы редко думаем о смерти,
Но все же забывать об этом
Для нас, для смертных, смысла нету.
И это надобно признать,
А значит - вовремя унять
Свои чрезмерные желанья,
Смерить всепоглощающую страсть,
Чтобы однажды не упасть
От слишком явного старанья
Любой ценой придти во власть.

«Укорот»

Доказывать ни вам, ни мне не надо,
Что превращают юных в стадо,
Для этого во все тяжкие
Пускаются коварные шведкие,
Они под маской подлинной свободы
Пороки всяческие вводят в моду,
Им безразличен собственный народ.
Пора бы дать им «укорот».

Игроки

Подчинены порочному стандарту
Всей новой жизни господа,
Готовые поставить все на карту,
Во власти жадного азарта,
Все что нажито без труда,
Такие нынче господа:
Не лидеры и не вожди
И доброго от них не жди.
На авантюры всякие легки,
Сказать короче – игроки.


Правящий класс

Новый правящий класс –
Это те, кто сегодня у власти,
Это те, кто как будто радеют за нас,
А приносят все больше лихие напасти,
Новый, жадный, ворующий класс.

Непонятая Россия
(15 –летие ГКЧП)

Мы раньше не очень себе представляли,
Когда на собранья и митинги шли:
Россию, которую мы защищали,
Россию, которую мы потеряли,
Россию, которую нам навязали,
А нынче – понять до сих пор не смогли
Россию, которую мы обрели.
19 августа 2006 г., Вороново

Праздник примирения

Как это может все случиться,
Как может все произойти,
Кто с кем сумеет примириться,
В одну семью объединиться
И в ногу слаженно идти?
Чубайс с Зюгановым, Устинов с Ходорковским,
Анпилов с Кудриным, Бабурин с Жириновским,
Касьянова обнимает Иванов,
Обнимает Патрушев (бесстрастно) Хакамаду,
Каспаров Карпова и, если будет надо,
К ним радостно примкнет Немцов.
Поняв, что он ещё не старый,
Прильнет Панфилова к Гайдару,
И, залечив под осень раны,
Зурабова возлюбят ветераны.
Открыто на виду у всех
Шандыбина обнимет Греф,
К отставке внутренне готов
Обнимет заместителей Фрадков.
И с виду грозный и суровый
Обнимет Нургалиев Пугачеву,
Раввин священника возьмет в объятья
И дальше, как родные братья,
Одной дорогою пойдут
И муфтия с собой возьмут.
Воров простит присяжных суд
И, присмирев, из стран заморских
Приедет к Чайке Березовский.
Забыв о дедовщине и скандалах,
Солдат обнимут генералы,
Без отвращения и шуток
Монахини обнимут проституток.
Решительно, без лишних слов
Вернется к коммунистам Горбачев,
Став и гуманней и добрей
Возлюбит Вексельберг бомжей,
О каждом думая бомже
Раздаст им яйца Фаберже,
И богачи и бедный класс
Впадут в лирический экстаз.
И Абрамович с чукчами в придачу
Народное единство обозначит.
И во главе счастливейших людей,
Единых в социальной сути,
Как прежде всех вождей милей,
Задержится надолго Путин.
Теперь всем ясно, без сомненья,
Что значит праздник примиренья!

4 ноября 2006г.

Мы и страна

Нельзя остаться в стороне
Или до срока выходить из боя,
Да, мы живем в другой стране,
Ей дела нет до нас с тобою.
Но нам, конечно, дело есть,
Мы за нее всегда в ответе,
Мы все ее родные дети,
В ней наша и судьба, и честь.
Мы будем ей всегда верны,
Ее защитники, ее сыны.

 


Наш путь
В прошлом ищут не пепел - огонь.
Жан Жорес

Нынче путь наш не прям и не светел,
Как ни горестно это признать.
В нашем прошлом огонь, а не пепел
Нам сегодняшним нужно искать.
В прошлом нашем не только истоки,
В прошлом – заданный вектор пути.
В прошлом – наши святые пророки,
И по старой стезе нужно нынче идти.


Судьбы

Опять история ломает судьбы наши,
Опять мы грезим об ином,
И кажется достойным мир вчерашний,
А новый принимается с трудом.
Опять история ломает судьбы наши,
Опять к дефолту новому идем.

 

Вера

Ощущаешь порою себя на войне
И тревога ложится на душу не внове,
Но намедни подумалось грешному мне,
Что пробьемся мы дальше без крови,
Что сумеем недуги свои победить
И ошибки верхов мы исправить сумеем
И раздоры с соседями мы одолеем,
Чтобы дело великое вместе творить
И во имя России трудиться и жить,
И всегда, и во всем быть едиными с нею.


Совет

Чтоб новых избежать потерь,
Пора, чтоб чтоб власть уразумела,
Что толерантность без предела –
Не то, что нужно нам теперь.


Пора задуматься


Нам предлагают работать усердно и
терпеть лишения, а за это нам тоже
продадут билет на «Титаник» …
Михаил Веллер.

Задним мы умом всегда крепки,
Но пора подумать хоть немного:
Почему – сомненья велики –
Вновь на либеральную дорогу
Нас толкают наши дураки.
Кто, подумать, будущий избранник?
Станет ли при нем вольготней жить
Или нам с билетом на «Титаник»
Предстоит в Америку отплыть.
Хорошо б задуматься серьезно,
Над своею собственной судьбой,
Хорошо бы нам, пока не поздно,
Сделать без ошибок выбор свой.
Январь 2007.

Призыв

Пророчества печальные сбылись,
Жизнь стала чересчур сурова.
Пора возвысить попранное слово,
Пора возвысить попранную мысль.
И ты во имя этого трудись
И если надо, жертвуй снова!

Сильная рука

Уверенность моя крепка:
Нам невозможно по-другому,
Чтоб процветать родному дому,
Нужна нам «сильная рука».
Диалог
(о выборах президента)

Вы сомневаетесь, коллега, зря,
Ничто так быстро не меняется:
Не может быть в Росси два царя
И нынешний, поверьте мне, останется.
И Конституция здесь, право, не причем

Фотогалерея

Контакты

Тел: +7 (499) 530-28-84 пн–пт 09:00–17:00

Адрес: ул. Фотиевой, 6, корп.1

E-mail: vilen.ivanov@yandex.ru

 

JoomShaper