Современная Россия (взгляд экспертов и поэта).

Новая элита, или "Кто виноват?"

Национальная сила рождается тогда, когда народ невольно признает верхних людей с ними заодно.

Ф.М. Достоевский.

 

Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.

М.Е. Салтыков-Щедрин.

 

Никогда прежде в истории не было, чтобы жизнь или смерть такого огромного количества людей зависела от такой малой кучки правителей.

П.А. Сорокин.

 

Русские формальные демократы совсем не созданы для России, им место в Дании, в Голландии, в Румынии: их умственный горизонт совсем неподходящ для великой державы.

И.А. Ильин.

 

Достаточно сделать два-три неверных шага, и все, что было раньше, может накрыть нас так быстро, что мы даже оглянуться не успеем. У нас все сделано на живую нитку и в политике, и в экономике.[1]

В.В. Путин. Из интервью руководителям трех федеральных телеканалов.

 

В массовом обыденном сознании элита, как правило, предстает частью общества, которая призвана выделяться среди остальных социальных групп своим культурным и нравственным авторитетом. Иначе она не оправдывает своего элитного статуса. Согласно сложившимся в обществе представлениям, элита обязана выступать катализатором общественных изменений и субъектом интеграции общества, его нравственным ориентиром и примером. В любом другом случае качество элиты оставляет желать лучшего и порождает споры о том, достойна ли она своего высокого статуса в обществе. Обыденное сознание пытается отыскать элиту, которая бы соответствовала своей миссии и заслуживала доверия. К сожалению, те, кто считает себя представителями элиты, неспособны или не хотят этим общественным ожиданиям соответствовать.[2]

А.Е. Чирикова, доктор социологических наук.

 

Эта ветреная, эфемерная публика, изнеженная и развратная, именовалась «элитой», была правящим классом, разорившем страну.[3]

Александр Проханов, писатель, публицист, общественный деятель.

 

В кратчайшие сроки нашим правителям удалось превратить российское государство в какого-то удивительного, не виданного в истории монстра, не уставая лицемерно заявлять при этом, что «великая Россия возрождается».[4]

Михаил Шевцов, писатель.

 

Критический запал и свойственные русскому интеллигенту рассуждения о судьбе общества подменяются гедонистическим постмодернистским наслаждением собственными недостатками и их возвеличиванием.[5]

Владимир Соловьев, Николай Злобин.

 

Особенностью нашего политического стиля стало то, что политики, депутаты, чиновники перестали стесняться лжи. Ложь сделалась неотделимой частью бюрократического поведения. Если чиновник врет, чтобы защитить честь мундира, если он выгораживает ложью проворовавшегося начальника, если он с помощью вранья выставляет себя большим патриотом, то такого чиновника у нас скорее повысят в должности, чем накажут. За ложь в России не наказывают. Наказывают на правду.[6]

Вячеслав Костиков.

 

Дело в том, что высшее чиновничество в России за последние годы полностью переродилось. В условиях практической несменяемости крупные чиновники из рядовых граждан превратились в особую касту. Более того, они уверовали в то, что не они для России и для народа, а Россия и народ – для них. Они возомнили себя новой элитой, оттеснив старую культурную, научную и техническую интеллигенцию в «людскую».[7]

Вячеслав Костиков.

 

Для откатов и взяток в медицине создана система, при которой деньги получают на нижних этажах, а затем передают выше не по связанным напрямую с продажами каналам. В такой многоэтажной системе все доверяют друг другу и друг друга обычно не сдают. Ее почти невозможно довести до судебного разбирательства.[8]

П.А. Воробьев, президент Общества фармокоэкономических исследования, профессор.

Свыше 1,5 миллиона чиновников перекладывают бумаги и протирают рукава, никак не ускоряя движения корабля! А могли бы на других местах приносить реальную пользу.

В Великобритании все бюрократические нужды обслуживают всего 2,5 тыс. человек. В Италии судят сейсмологов и одного госчиновника, протиравших штаны, вместо того чтобы предсказать землетрясение. И только у нас чиновников все больше и больше, наш корабль плывет все медленнее и медленнее… Если не сбросить чиновничий балласт, не перестроить команду, не улучшить условия содержания матросов – нас ждет катастрофа. Нам и айсберг не нужен, как «Титанику»: затопим себя сами…[9]

Николай Зятьков, главный редактор еженедельника Аргументы и факты.

 

Рецепт спасения у нас один: убрать сверху публику гайдарочубайского пошиба и привести к власти профи-прагматиков, умело сочетающих вполне капиталистические и вполне планово-социалистические методы.[10]

Максим Калашников, публицист.

 

Но дело в том, что наличие у основной массы населения искаженного представления о реальных социально-экономических и политических процессах, как показывает ретроспективный анализ, помогает узкой социальной прослойке, добившейся властных полномочий, в течение определенного времени манипулировать социумом в эгоистических интересах для удержания своих привилегий.[11]

В.В. Мартыненко, доктор политических наук.

 

Воспитание в людях равнодушия – вот самое страшное преступление двух последних десятилетий.[12]

Станислав Говорухин, режиссер, писатель, общественный деятель.

 

Трагедия современного общества во многом состоит в том, что оно до сих пор должным образом не осознало необходимости введения персональной ответственности, включенных во властные структуры, за социальные последствия принимаемых ими социальных решений.[13]

В.Л. Шульц, член-корр. РАН.

В последние годы все большую общественную значимость приобретает проблема реального соблюдения требований Конституции Российской Федерации «О равенстве всех перед законом и судом». Ни для кого не секрет, что нарушений со стороны сильных мира сего великое множество, а чаша терпения законопослушных граждан переполняется, они требуют от власти принятия радикальных мер.[14]

Г.В. Дашков, доктор юридических наук.

 

Я считаю, что государство должно вмешаться в деятельность ТВ. Почему на Западе есть «полиция нравственности», а у нас нет? Вот и плодятся дебилы вместо новых героев…[15]

Алексей Леонов, летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза.

 

Большинство населения регионов плохо информировано о действиях законодательной и исполнительной властей региона, а сами власти мало интересуются мнением жителей. В этом региональные власти следуют примеру федеральных структур, которые нередко издают законы и нормативные акты, не учитывая мнение населения (яркий пример – Закон о ЖКХ). В результате продолжает существовать значительная взаимная отчужденность между органами управления и большинством населения, которое устойчиво сохраняет пассивное отношение к общественной жизни и недоверие институтам государственной власти.[16]

Н.И. Лапин, член-корр. РАН.

 

Изначальное лицемерие, безусловно, заложено в нынешней российской элите. Живя в странах, которые они представляют своему народу как врагов России, и имея возможность обучать там детей, отдыхать, покупать собственность – защищенную, кстати говоря, законом, которую никто никогда у них не отберет, - многие из них не эмигрируют именно потому, что, приезжая в Россию, чувствуют себя здесь людьми голубой крови. По большому счету они никогда окончательно не эмигрируют, потому что здесь ощущают себя выше других, а там они всего лишь равные, независимо от того, какое количество денег у них есть.[17]

Владимир Соловьев, журналист. Николай Злобин, политолог.

 

Практика показывает, что российская система, идущая - в силу исторических традиций и особенностей – сверху, от элиты, не имеет единства даже по базовым ценностям.

Что же в этой ситуации требовать от общества, если ему, с одной стороны, перестали диктовать, какие ценности считать подлинными, как было в Советском Союзе, а с другой – не предлагают сформировать новую систему ценностных ориентиров?

Общество умиротворяют, обещая светлое завтра, если основываться на публичных выступлениях лидеров, и развлекают, превращая в маргинальную толпу, если основываться на телепродукции?[18]

С.В. Бабаева, шеф бюро РИА Новости в США.

В России распространяется тип культуры, который можно назвать культурой богатого хама. Наиболее близкий аналог – Древний Рим времен Калигулы и Нерона, фактически принятый за образец в 1990-х. И далее: Обществу был навязан вариант «новорусской» культуры, где нет места таким ценностям, как труд, честность, патриотизм, дружба, профессиональный долг, уважение к истории, почитание старших.[19]

А.С. Запесоцкий, доктор культурологических наук.

 

Научное сообщество по-прежнему либо боится, либо считает не своим делом официально заявить о недостаточной компетентности многих депутатов, сенаторов, президентских и правительственных команд, о большом вреде субъективных решений власть имущих.[20]

А.А. Коробейников, доктор философских наук. О.В. Олейник – общественный деятель.

 

В 2009 году факультет журналистики МГУ издал сборник статей, сразу же привлекший внимание педагогов и общественности. Это была Белая книга о Едином государственном экзамене, сложившаяся из опубликованных персональных заключений, в подавляющем большинстве отрицательных, об этом явно непродуманном, но упорно навязываемом России новшестве. Открывалась она коллективным письмом «Нет!» - разрушительным экспериментам в образовании» 420 ученых и работников просвещения – от академиков РАН до директоров школ. И была адресована прежде всего министру российского образования, а также правительству и президенту РФ.

Критический пафос книги был поддержан едва ли не всеми органами нашей периодической печати (в том числе и «Литературной газетой»); на двух ее московских презентациях и прокатившихся в тот момент по стране митингах против ЕГЭ она вызвала одобрение родителей, студентов, самих школьников. Но, увы, не удостоилась… решительно никакого ответа из Министерства российского образования.

Спустя год, когда ЕГЭ, несмотря на неприятие со стороны учителей, родителей и вузовских преподавателей, был все-таки узаконен, мы с профессором В. Линковым и старшим преподавателем И. Петровицкой собрали вторую Белую книгу («ЕГЭ и судьба российского образования») объемом свыше шестисот страниц из аналитических публикаций, появившихся в печати с января по декабрь 2009 года. И ситуация повторилась: новая волна общественных одобрений книги и … ни малейшей внятной реакции на нее из государственных верхов…

Думаю, многих наблюдателей этого «диалога» с властью брала оторопь – ведь так игнорировать опасения и протесты общества не позволяли себе даже последние царские министры, не говоря уже о членах советского правительства. Где причина столь демонстративной глухоты? Прочитав в газете «Совершенно секретно» замечательную по обнародованным фактам и их анализу статью Виктории Соколовой («Серые кардиналы образования»), я, кажется, нашел ответ на этот вопрос. Дело, видимо, в том, что и сам наш улыбчиво-веселый министр образования и науки А. Фурсенко, и его соратники по навязыванию России сначала тотального ЕГЭ, а теперь еще и гибельного нового школьного стандарта, упразднению специальных танцевально-балетных и живописных школ и, наконец, готовящегося сокращения (на 200 тысяч!) российских учителей всегда были и остаются всего лишь ретивыми исполнителями предначертаний господ из иной сферы. А именно – государственной финансовой политики. Далекие от национально-ментальных основ и подлинных задач образования, эти люди заботились не о повышении его качества, конкурентоспособности и гарантированной Конституцией РФ доступности, а только о неуклонном сокращении выделяемых на образование бюджетных средств, и без того сравнительно с европейскими странами и США позорно скудных…[21]

Валентин Недзвецкий, профессор МГУ.

[1] См. Независимая газета, 2011 г., 20 октября, с. 1.

[2] А.Е. Чирикова. Российская элита и ее роль в общественном развитии: вызовы XXI века. В кн.: Неэкономические грани экономики: непознанное взаимовлияние. Научные и публицистические заметки обществоведов. М., 2010 г., с. 714.

[3] Александр Проханов. Теплоход. М., 2010 г., с.74.

[4] Михаил Шевцов. Дорога в Ауровиль. Документальный роман. М., 2009 г., с. 60.

[5] Владимир Соловьев, Николай Злобин. Путин – Медведев. Что дальше? М., 2010 г., с. 251.

[6] Вячеслав Костиков. Глоток правды. АиФ, 2011 г., № 32, с. 6.

[7] Вячеслав Костиков. Русь подзаборная. АиФ, 2011 г., № 45, с. 6.

[8] Павел Воробьев. Врачи и рвачи. Независимая газета, 2011 г., 1 ноября, с. 8.

[9] Николай Зятьков. Балласт – за борт. АиФ, 2011 г., № 44, с. 4.

[10] Максим Калашников. Либеральный кретинизм. «Завтра», 2011, № 22, с. 3.

[11] В.В. Мартыненко. Гражданское общество. М., 2008, с. 20.

[12] Станислав Говорухин. Кто опоганил Россию? АиФ, 2009 г., № 48, с. 3.

[13] В.Л. Шульц. Социальные изменения и общество. М., 2005 г., с. 108.

[14] Г.В. Дашков. Почему в России не все равны перед законом и судом? Наука. Культура. Общество, 2011 г., № 2, с. 93.

[15] Алексей Леонов. Нужны герои, а не дебилы. АиФ, 2011 г., № 14, с. 3.

[16] Н.И. Лапин. Застойные сферы функционирования региональных сообществ и выращивание институтов их саморазвития. В кн.: Регионы России: социокультурные портреты регионов в общероссийском контексте. М., 2009 г., с.777-778.

[17] В. Соловьев, Н. Злобин. Путин – Медведев. Что дальше? М., 2002 г., с. 202.

[18] С.В. Бабаева. Трудно строить будущее, не веря в него. НГ-Политика, 2010 г., 07. сентября, с. 15.

[19] А.С. Запесоцкий. Философия и социология культуры. Санкт-Петербург, 2011 г., с. 499.

[20] А. Коробейников, О. Олейник. Предчувствие. Кн. 1-я. Беспечное человечество. М., 2010 г., с. 306.

[21] В. Недзвецкий. Гонители и гонимые, или Кто ответит за разрушение российского образования. Литературная газета, 2011 г., № 34, с. 12.

Фотогалерея

Контакты

Тел: +7 (499) 530-28-84 пн–пт 09:00–17:00

Адрес: ул. Фотиевой, 6, корп.1

E-mail: vilen.ivanov@yandex.ru

 

JoomShaper