Современная Россия (взгляд экспертов и поэта).

Summa summarum

Великая Россия для своего созидания требует от всего народа, и прежде всего от его образованных классов, признания идеала государственной мощи, ибо созидать великую Россию – значит созидать государственное могущество на основе мощи хозяйственной.

Петр Струве (1870-1944), академик, публицист, политик.

 

Когда мы думаем о грядущей России, то мы должны быть свободны, совершенно свободны от боязни кому-то не угодить и от кого-то получить «осуждение», будь то западноевропейцы или свои, доморощенные,- леворадикалы или праворадикалы. Мы повинны Богу и России – правдой, а если она кому-нибудь не нравится, то тем хуже для него.

Иван Ильин (1883-1954), философ, правовед, публицист, литературный критик.

 

Нынешнее политическое руководство страны не сделало одну чрезвычайно важную вещь. Оно не дало трезвого, объективного анализа того, что с нами произошло. Без осознания этого мы будем все время топтаться на месте.

Я прекрасно понимаю, что любая власть преследует свои политические цели, развивает свою идеологию. Но я так и не знаю, какая идеология у нынешней власти.[1]

Ж.И. Алферов, вице-президент РАН, лауреат Нобелевской премии.

 

Приходится слышать: 90-е дали «свободу» - свободу слова, выражений, дальних поездок… И при этом стыдливо замалчивается то, что они же принесли обнищание 25 процентов населения, невиданную смертность. Страна потеряла около 5 млн. жизней свыше уровня 80-х годов. Будучи министром здравоохранения, я закрыл туберкулезные санатории: пустовали койки. Почти не было малярии… Резко шла на убыль младенческая смертность. Куда все провалилось? Где истоки этого вакуума равнодушия?

Нынешняя демографическая ситуация – прямой результат шоковой терапии младореформаторов. Пришедшие к власти господа пренебрегли предупреждением великого Сократа: тот не правитель, при ком сокращается численность его народа. Новые руководители поставили на меньшинство, сделав большинство нищим. И мы получили уродливый криминальный капитализм.[2]

Е.И. Чазов, академик РАН и РАМН.

 

К настоящему времени нашим руководством потеряны ориентиры в области национальной стратегии, обороны и безопасности страны. Попытки создать маленькую, но эффективную армию по образцу европейских государств привели к тому, что у нас сейчас нет никакой армии.

Страна, не имеющая собственной идеологии и национальной стратегии, не способна себя защитить, потому что не знает, что и как надо защищать.

А ведь современная война – это не только тогда, когда стреляют танки. Это еще и непрерывное изменение потенциалов сторон. Никто не нападал на СССР, но великой державы не стало.

Россия живет по императивам мирного времени, а против нее ведется война. Поэтому мы находимся в заведомо проигрышном положении…

За последние 20 лет нашим военным, как и всему обществу, пытались привить мысль, что «все продается и все покупается». Если люди, призванные защищать Отечество, будут руководствоваться такими принципами, это может привести к непоправимым последствиям.[3]

Александр Владимиров, генерал-майор, вице-президент Коллегии военных экспертов.

 

Социологический анализ показывает негативный характер воздействия плутократов на российское общество. Во-первых, их деятельность как экономической элиты не только не принесла какого-либо приращения общественного богатства, но, напротив, обернулась в 1990-е годы невиданным ограблением страны, вывозом капитала за границы, обнищанием широких слоев населения. Во-вторых, прямым следствием концентрации огромных богатств в их руках стало глубокое расслоение российского общества, невиданный на Западе резкий разрыв между богатыми и бедными, порождающий социальную напряженность в обществе, его нестабильность. В-третьих, применяемые плутократами нечистоплотные методы обогащения развращали не только бизнес-среду, но и оказывали пагубное влияние на массовое сознание работников, насаждали паразитический, аморальный образ жизни, способствовали криминализации всех сфер общества. Наконец, тот факт, что плутократы ярко проявили себя как «скупщики власти» (по выражению П. Хлебникова, Березовский «украл само государство»), что они возвели в абсолют применение коррупционных способов «хождения во власть», оказал и продолжает оказывать воздействие на рост недоверия людей к властным структурам, государственным органам всех уровней.[4]

А.Е. Крухмалев, доктор философских наук.

 

Долго еще Россия будет искать законченную форму своего социально-экономического и политического устройства. Цель будет уточняться в реальном движении. Смыслом этого движения должно стать заботливое освоение нашего национального опыта (включая семьдесят социалистических лет) и опыта мирового развития. Пришла пора перестать относиться к своей стране как к целине, которую нужно периодически поднимать и перепахивать заново, теряя всякий раз слои плодородной почвы, накопленной предшествовавшим развитием.[5]

Д.С. Львов. Академик РАН. 2004 г.

 

У нас была надежда, что все проблемы решит рынок. А на деле побеждает сильный – и в судах, и в бизнесе. У нас анархо-феодальный капитализм. Вот не принято говорить об этом, но у нас победила установка «Обогащайся как можешь!». У нас все коммерческое: от роддома до морга. Люди не выполняют свою работу, а зарабатывают деньги как могут. Отсюда игнорирование профессионализма, правил, законов. И далее: у нас сейчас две разные страны, граждане которых не имеют друг к другу никакого отношения. Есть маленькая страна с очень богатыми и большая – с очень бедными. Поймите, в Скандинавии тоже есть богатые и бедные, но они чувствуют себя гражданами одного государства, подчиняются одним и тем же законам. У нас же разделение катастрофическое.[6]

Р.С. Гринберг, член-корр. РАН.

 

Привлечение этнических общностей к участию в национально-культурном строительстве, создание благоприятных условий для развития языка и культуры, пропаганды идей единения всех национальностей – все это поможет устранить почву сомнений и недоверия, на которой часто возрастают семена экстремизма и сепаратизма. Таким образом, одной из задач национально-культурной автономии можно считать создание лояльного отношения национального меньшинства не только к властям, но и ко всему общественному и государственному строю Российской Федерации.[7]

Т.Я. Хабриева, член-корр. РАН.

 

Сейчас мы совершили тяжелую ошибку – перечеркнули советскую жизнь.[8]

Даниил Гранин, писатель.

 

Вместо борьбы с прошлым нам нужно бороться с нашим настоящим.[9]

Алексей Пушков, публицист.

 

Если Россия в ближайшем будущем не осуществит переход на интенсивный путь развития, она законсервирует свою отсталость. Единственно возможный путь – понимание того, что время необозримых просторов и неисчерпанных ресурсов прошло безвозвратно. Нужно максимально интенсифицировать экономику, развивать наукоемкое производство, использовать новейшие технологии.[10]

Ю.А. Поляков, академик РАН.

 

Через стену нефтяных доходов кризис уже весьма заметно задел страну рецессией в реальном секторе экономики, а следующая волна упомянутую стену попросту снесет…

Пропасть между властью и обществом достигла рекордной глубины. Общество буквально кипит от недовольства статусом-кво, но остается расколотым. Появившаяся в последнее время тенденция к низовой стихийной самоорганизации, направленной против смычки коррумпированной бюрократии и оргпреступности, омрачается тотальным недоверием всех ко всем и полным отрывом такой самоорганизации от политической жизни страны, так что позитивный по своей сути импульс представляет собой отдельную опасность роста волны «справедливого» насилия.[11]

Д. Дробницкий, писатель, публицист.

 

Естественно, что попытки вырваться из кризиса прямо связаны с отказом от фундаментальных либеральных догм. Всерьез обсуждается необходимость налогообложения спекулятивных капиталов, ограничения корпоративных вознаграждений, налогов на сверхпотребление, качественного усиления государственного регулирования. Еврокомиссия призвала ввести налог на финансовые трансакции, который должен принести более 50 млрд. евро в год. И уже не только Стиглиц, но и печальной для России памяти недавно ультралиберальный Джеффри Сакс в книге «Цена цивилизации» прямо пишет: «В течение 30 лет США шли в неверном направлении, сокращая роль правительства в отечественной экономике», возмущается политикой «угождения богатым» и ставит в пример страны Скандинавии с их высокими налогами, социальной справедливостью и экологической устойчивостью.

Отказ от либерализма не ограничивается лишь экономической сферой. В политике мы видим явный кризис традиционной демократии – от Патриотического акта и создания департамента безопасности в США до использования прав человека, с одной стороны, как предлога для разрушения целых социумов, а с другой – как инструмента защиты террористов и этнической оргпреступности от Израиля до России.

Общая тенденция ухода от либерализма в полной мере отражается и на России: новая волна приватизации откладывается, государственные корпорации цветут пышным цветом, представители правящей партии все чаще признают 90-е временем национального предательства, а невозможность развития без массированных прямых государственных инвестиций даже не обсуждается.

Экономическое руководство России в основном состоит из либералов – но им некуда деваться: либеральные догмы беспомощны в условиях высокой коррупции и монополизма, из-за которых резкий рост цен на нефть сопровождается падением уровня жизни, увеличением на 2 млн. (целый город страны!) числа нищих и сетованием на нехватку денег. Любой шаг даже не к пресловутой модернизации, а к простому здравому смыслу ведет прочь от либеральных догм.[12]

Михаил Делягин, доктор экономических наук.

 

В целом, однако, надо признать, то перспективы дальнейшей трансформации российского общества не слишком радужны. Но возлагать ответственность за это только на правящую элиту, как это нередко делается, врядли справедливо. Дело в том, что Россию нельзя сделать правовым демократическим государством только путем принятия соответствующих законов и норм. Создание необходимых правовых условий – это первый шаг к решению этой задачи. В основе же действительного формирования правового государства и – что не менее важно – правового общества лежит процесс постепенного изменения массовых политических, экономических и социальных практик, в которых участвуют все слои общества, все типы социальных субъектов – индивиды, организации, группы. Власть способна только содействовать или препятствовать этому процессу, но полностью отвечать за его результаты она не может. Превращение отчужденных, пассивных подданных в активных заинтересованных граждан является результатом культурно-политических сдвигов, происходящих в массовом сознании и поведении под влиянием изменения жизненных условий. Главным вектором этих сдвигов служит постоянный отход на задний план первичных целей и ценностей, связанных с личным благосостоянием и безопасностью, и актуализация более высоких социальных ценностей. В качестве таковых могут выступать, например, благо народа, социальная справедливость, независимое правосудие, культурная интеграция общества, его устойчивое развитие, ответственность власти перед обществом и др.

Таким образом, подлинное возрождение России, обретение ею достойного места в мировом сообществе в равной мере зависит от двух взаимосвязанных процессов: становление сильной демократической власти и политически активного культурно-интегрированного гражданского общества, способного к самоорганизации, правовому отстаиванию своих интересов, конструктивной социальной деятельности и равноправному диалогу с властью.[13]

Т.И. Заславская, академик РАН.

 

Наши отечественные либералы продолжают сетовать на «русскую соборность», склонность к коллективной ответственности и самосознанию как на факторы, препятствующие динамичному развитию. Между тем непредвзятый анализ показывает, что проблема прямо в обратном – в отсутствии связности, в избыточной автомизированности, при которой процесс национального развития (да и просто самовыживания) не имеет перспектив.[14]

Леонтий Бызов, социолог.

 

Народ чувствует себя отодвинутым от политики. Это отчуждение вызывает сначала ворчание на кухне, потом ругань в фейсбуке, а затем и национальную депрессию. «Никому не нужно наше мнение!» - обижаются граждане. И отказывают власти в доверии. Опасный процесс! Преодолеть отчуждение можно только одним способом: установить обратную связь, дружелюбное и заинтересованное общение с гражданами. Вот для этого и должно быть создано «большое правительство».

И далее: концепция «большого правительства» должна включать разнообразные механизмы: создание каналов, по которым мнение граждан будет аккумулироваться, анализироваться и становиться доступным для тех, кто готовит решения государственного уровня. Главным инструментом тут должен стать Интернет. Политической технологией – вики-политика (или crowdsourcing): сбор мнений и предложений людей. При «большом правительстве» должен быть управляющий центр (назовем его условно «общественный совет»), который занимался бы управлением краудсорсингом, доставкой необходимой и полезной информации в «большое правительство». Совет должен стать мостом, соединяющим народ и руководство. Каналом продвижения конструктивных идей, рожденных рядовыми гражданами, где бы они ни проживали и кем бы ни работали.

Это позволит воссоздать ступени взаимодействия общества и власти. Деятельность «большого правительства» и Комитета поддержки Медведева позволит вывести в сферу публичной политики подготовку государственных решений. Мы сможем увидеть не только заключительный этап принятия решений, но и процедуры анализа и согласования. Мы увидим, какие есть группы интересов, их аргументацию, логику, настойчивость. Совместная работа общественности, отраслевых экспертов, регионалов, представителей партий даст объем и обоснованность осуществляемой политике. Постоянные консультации, «нулевые чтения», дискуссия по социально значимым вопросам, предшествующая принятию решения, станет для каждого желающего возможностью прикоснуться к политике. Подобно тому как Википедия в свое время объединила мудрость и знания многих людей, википолитика «большого правительства» позволит всем, кто хочет, сказать свое слово.[15]

Ольга Крыштановская, доктор социологических наук.

 

Россия обладает ресурсами, позволяющими не только смягчить внешний шок и адаптироваться к новой глобальной ситуации, но и сохранить положительную динамику развития. Однако для этого требуется филигранный маневр как материальными, так и финансовыми (низкая долговая нагрузка на население и государство) ресурсами.[16]

В.В. Ивантер, академик РАН, В.С. Панфилов, доктор экономических наук.

 

Образовавшаяся после разрушения Советского Союза идеологическая смесь социализма и капитализма, интернационализма и национализма, атеизма и религиозного фанатизма породила массовый нигилизм и практицизм. Многие люди стали отрицать все прошлое и замкнулись в рамках собственной жизни. Но самым опасным для будущего России стало распространение на ее обширной территории таких корней зла, как дилетантство, своекорыстие и раболепство. Если мы решительно не покончим с этим пагубным явлением, то мечтать о счастливом будущем уже не придется.[17]

А. Иванов, писатель, почетный гражданин города-героя Смоленск и города воинской славы Орел, кандидат экономических наук.

 

Сегодня у нас в достатке и неприкрытых безобразий, и темных интриг властей, и тягостного недоумения в обществе. Достаточно и призывающих к новой Смуте господ, которым не в указ предостережение Пушкина: «Те, которые замышляют у нас невозможные перевороты, или молоды и не знают нашего народа, или уж люди жестокосердые, коим чужая головушка полушка, да и своя шейка копейка…»

Наверное, потому и споров вокруг нового ноябрьского праздника столько, что обстоятельства для новой Смуты, к несчастью, налицо. И никто не способен предугадать, как выберется из нее страна, если не дай бог… Как не пытались политтехнологи заменить в памяти народа год 1917-й на 1612-й – не получилось. Так что с праздником Минина и Ленина![18]

Иными словами можно сказать:

Чтоб праздник ноябрьский стал несомненен,

Должны прославляться и Минин, и Ленин!

 

«… На мой взгляд, назад поворота быть не может. Заниматься новой революцией, снова все отбирать, теперь уже у богатых, - бессмысленно. С точки зрения устранения перекосов несправедливой приватизации, мы должны перейти к пропорциональной системе налогообложения, уйти от явной несправедливости, когда миллиардер платит столько же процентов со своих сверхдоходов, сколько и учитель с зарплатой в десять тысяч.

Необходимо наконец заставить наш бизнес быть социально ответственным. Так как богатства олигархов не были созданы ими, а взяты у общества, они должны больше делиться. И мне кажется, что новая эпоха Путина, которая может начаться в случае его избрания в президенты, станет эпохой как раз такой политики. Политики более рационального подхода к нашему национальному богатству, которым управляет узкий круг лиц».[19]

Александр Ципко, доктор философских наук.

 

[1] Ж. Алферов. Убеждений не меняю. Интервью «Независимой газете», 2011 г., № 41, с. 3.

[2] Е.И. Чазов. Публика жаждет адреналина. Литературная газета, 2011 г., № 46-47, с. 12.

[3] См. подробнее: Опрос. Военная лямка. «Литературная газета», 2011 г., № 41, с. 2.

[4] А.Е. Крухмалев. Плутократия как феномен трансформирующейся России. Социс, 2010 г., № 2, с. 28.

[5] Д. Львов. Вернуть народу ренту. М., 2004 г.

[6] Руслан Гринберг. Разговор в прямом эфире. Комсомольская правда. 22.09.2011 г., с. 13.

[7] Т.Я. Хабриева. Современные проблемы самоопределения этносов. Сравнительно-правовое исследование. М., 2010 г., с. 278.

[8] Даниил Гранин. Отступать некуда! Литературная газета, 2011 г., № 25, с. 9.

[9] Десталинизация – удар не по Сталину, а по сегодняшней России. НГ Политика, 17.05.2011 г.

[10] Ю.А. Поляков. История России XXвека в зеркале современности. Вестник Российской академии наук. Том 81, № 1, 2011, с. 57.

[11] Д. Дробницкий. Мобилизация – справа. НГ Политика, 2011 г., № 12, с. 10.

[12] Михаил Делягин. Либерализм не работает. НГ, 11 октября 2011 г.

[13] Т.И. Заславская. Современное российское общество. Социальный механизм трансформации. М., 2004 г., с. 397-398.

[14] Леонтий Бызов. Новорусская нация. Литературная газета, 2011 г., № 43, с. 3.

[15] О. Крыштановская. Белый дом «за стеклом». Что означает «большое правительство» Медведева. Независимая газета, 2011 г., 18 октября, с. 3.

[16] В.В. Ивантер, В.С. Панфилов. Конец экономики роста или смена парадигмы развития? Вестник Российской академии наук, 2011 г., том 81, номер 7, с. 599.

[17] А. Иванов. Берись за ум и дело. «Советская Россия», 2011 г., 15 октября, с. 2.

[18] См. Праздник Минина и Ленина. ЛГ, 2011 г., № 43, 2-8 ноября, с. 1.

[19] Опрос. Вскрытие в Лондоне доказало. Литературная газета, 2001 г., № 45, с. 2.

Фотогалерея

Контакты

Тел: +7 (499) 530-28-84 пн–пт 09:00–17:00

Адрес: ул. Фотиевой, 6, корп.1

E-mail: vilen.ivanov@yandex.ru

 

JoomShaper